Игра тотенхем

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


тотенхем игра

2017-10-19 21:43




Подскажите, у военкомата есть служба поддержки? Никак не могу отписаться от их рассылки.


А вот рыбы говорят друг другу "это только нижняя часть айсберга".






Спокойно темной ночью я по кладбищу гуляю. Вампиры, Фредди Крюгеры мне вовсе не страшны, Но телевизор в ужасе я сразу выключаю, Как только вижу новости родной своей страны. Продолжение следует... P.S. Эти стихи я опять-же прочитал в газете "За Науку" (МФТИ) лет 5 назад.


Ещё одно воспоминание из детства. Год точно не помню, класс пятый или шестой, летние каникулы, я в Ташкенте, у бабушки, в частном доме. Сижу вечером, навожу порядок в сараюшке, выделенной бабушкой для установки телевизора с денди, как приходит ко мне друг, Паша. С каким-то кульком и спичками. Пошли, говорит, чо покажу. Вышли мы на улицу, Паша из кулёчка насыпал небольшую кучку чего-то серебристого, зажёг спичку и быстро её в эту кучку сунул. Вопреки моему ожиданию, кучка сразу не загорелась и не бабахнула, в месте где горела спичка появилась маленькая красная раскалённая точка, после чего Паша встал и радостно эту кучку пнул. Пыхнуло, как магниевая вспышка на старых фотоаппаратах, ярко, с небольшим бабахом. - Давай рассказывай, что это такое и с чем его едят?! - спросил я у друга. - Так это ж алюминиевая пудра, обычная серебрянка. Главное раскалить небольшой кусочек кучки докрасна... вот только добыл я её немного, - поделился секретом Паша. - Серебрянка, говоришь... Пошли ко мне, где-то в запасах был пакетик серебрянки. Поскольку примерное расположение искомого пакетика я знал, нашли мы его достаточно быстро. Килограмма два или три чистой алюминиевой пудры. Ташкент. Ночь. Довольные мы, вооружившись трофейной пудрой и собрав вокруг себя мальчишек с переулка, этот самый переулок и стали освещать частыми вспышками. Пудра уходила долго, поделившись секретом вспышек и серебрянкой с товарищами по интересам, до глубокой ночи мы расходовали бабушкин запас "эффекта металлик" для любой краски... После чего, довольные новыми знаниями, разошлись по домам. Спать и думать, где можно запасы алюминиевой пудры пополнить. Дальше было почти как в "Уральских Пельменях". - ИИиииииииигооооооооооорь! - начала будить меня бабушка. - Бабуль, я сплю ещё, мы с мальчишками допоздна гуляли! - А я знаю, что вы гуляли. Вставай, говорю, Паша уже ждёт, не ему же одному за вами убираться. - Убираться? Вроде не мусорили вчера. - Вставай-вставай, внучек, иди, полюбуйся. Естественно я встал. За дверью меня обречённо ждал Паша со шлангом. И серебрянная улица. Метров 10 нашего проезда были покрыты красивым, тонким слоем серебра. Соседские стены, стволы деревьев, трава. Всё было однотонным. К обеду мы всё это благополучно смыли, и даже зареклись: никаких больше бабахающих экспериментов. Правда, через недельку, Паша выяснил, что если в марганцовку налить глицерин - смесь через непродолжительное время самовоспламеняется, а если смешать их в закупоренном сосуде - то ещё и бабахает. Но это уже другая история...